Case of Osadchuk and Others in Vladivostok

Nailya Kogay

Name:
Nailya Sunatovna Kogay
Born:
1951
Current status:
defendant
Current restrictions:
Recognizance agreement

Электронные письма принимаются также через систему «ФСИН-письмо»

(Примечание: в письмах нельзя обсуждать темы, связанные с уголовным преследованием; письма на языках помимо русского в СИЗО не пропускаются.)

Emails are also accepted via the “FSIN-letter” system.

(Note: the letters must not discuss topics related to criminal prosecution; letters in languages ​​other than Russian to the detention facilities are not accepted.)

Biography

В Приморском крае с апреля 2018 года продолжаются гонения за веру. Сотрудники полиции и ФСБ провели обыски в жилищах местных жителей, возбуждено уголовное дело. Одна из обвиняемых — Наиля Когай. Что нам о ней известно?

Наиля родилась в 1951 году в Ташкенте (Узбекистан). Родителей уже нет в живых, но есть старший брат. Младший умер в 1992 году. В детстве увлекалась легкой атлетикой.

После школы окончила Ташкентский институт инженеров железнодорожного транспорта, где получила специальность «инженер-строитель». Работала инженером-конструктором в проектных организациях, а также заместителем директора института. В настоящее время на пенсии.

В 1975 году Наиля вышла замуж за коллегу по работе — Роберта Когая. Супруги воспитали двоих детей. В 2003 году переехали жить во Владивосток. Роберт работал руководителем группы в проектном институте, но с 1989 года по причине инвалидности нуждается в постоянном уходе.

Логичность Библии и осознание любви и заботы Бога убедили Наилю в том, что Библия действительно Слово Бога. Вот почему во второй половине 1990-х годов она решила встать на христианский путь.

Наиля переживает сильнейший стресс из-за уголовного преследования. Случившееся негативно отразилось не только на ее эмоциональном состоянии, но и на физическом здоровье, а также материальном положении. Все счета, в том числе накопления, оставшиеся после продажи квартиры в Ташкенте, которые Наиля использовала для оплаты съемного жилья, были заблокированы. На фоне этого обострились хронические заболевания. Сын Вадим очень переживает за мать. Во время допроса он недоуменно сказал: «Моя мама — разумный и грамотный человек и знает, что делает. Никакой она не экстремист!» Супруг также возмущен тем, что власти преследуют мирных граждан за простое исповедание собственной религии.

28 November 2019