Эта страница переведена с помощью машинного перевода. Машинный перевод этой страницы отключен.

Маленькие жертвы большой несправедливости. Дети Свидетелей Иеговы подвергаются унижению, допросам, задержаниям

Иллюстративное фото. Источник: ru.freepik.com

С 2016 года в разных регионах России зафиксировано минимум 18 случаев притеснения детей Свидетелей Иеговы. Пять таких эпизодов произошли в 2020 году. От религиозных гонений пострадали десятки несовершеннолетних.

Под предлогом «обработки от коронавируса» ранним утром 30 марта 2020 года в городе Волчанске (Свердловская область) силовики вторглись в квартиру семьи Заляевых. Следователь Владимир Судьин держал супругов и их 2 несовершеннолетних детей раздетыми в коридоре, пока не зачитал постановление суда об обыске и не изъял телефоны у всех членов семьи. После обыска Руслана Заляева, отца семейства, препроводили в отдел на допрос. Там его допрашивали о его отношении к Свидетелям Иеговы, угрожая тюремным сроком за веру и незавидной участью для детей: «Подумайте, вас посадят, а детей отправят в детский дом».

17 января 2020 года мужчина и две женщины, одна из которых была в форме сотрудника силовых структур, допросили шестиклассника во время перемены в одной из школ Георгиевска. В нарушение закона допрос велся без присутствия родителей или законных представителей. Ребенку задавали вопросы под диктофонную запись, спрашивая о том, является ли он или его родители Свидетелями Иеговы и знает ли он кого-либо из представителей этой веры. Через четыре дня, 21 января, этого школьника допрашивали уже во время урока — мальчику задавали те же самые вопросы. Ранее в Георгиевске прошла серия обысков, было возбуждено уголовное дело по подозрению верующих в экстремизме. Мать школьника, которая воспитывает его в одиночку, очень встревожена ситуацией. По ее словам, она почти перестала спать по ночам и боится отпускать ребенка в школу.

Еще один допрос несовершеннолетнего прошел 16 января 2020 года в одном из западных регионов России. Перед этим следователь намеревался прийти в школу и допрашивать ребенка «перед всеми». Родители мальчика явились вместе с ним на допрос в отделение правоохранительной структуры. Ребенка спрашивали о том, знаком ли ему кто-либо из верующих, в том числе и те, кого сегодня обвиняют в экстремизме. Ранее силовики допросили родственников подростка, закрепив тенденцию религиозных гонений на целые семьи. Сейчас родные ребенка сильно обеспокоены возможным развитием событий.

Как рассказала один из адвокатов, в Смоленской области родителей часто пугали лишением родительских прав. «Была попытка допроса несовершеннолетней в Смоленске в мае 2019 года. Тогда полиция приехала в школу, отобрала мобильный телефон у девочки-подростка и пыталась допросить ее с участием школьного психолога. Этого удалось избежать, благодаря вмешательству матери», — говорит юрист, осведомленный о ситуации в регионе.

19 января 2020 года в Казани на допросе оказались двое детей 9 и 12 лет после того, как силовики ворвались в квартиру местной жительницы Татьяны Обижествит. Всех находившихся у нее гостей, включая детей, увезли на допрос в отдел по борьбе с оргпреступностью. Во время допросов силовики запугивали верующих.

Нередко силовики вторгаются в жилые дома с обысками утром и вечером, сильно пугая спящих детей. Именно так произошло в Сочи в октябре 2019 года, когда группа вооруженного спецназа ворвалась в дом Вячеслава Попова через балкон, сломав поручни и разбив стекла.

В некоторых случаях правоохранители действовали непропорционально жестко. В июле 2019 года в Калуге при аресте Романа Махнева силовики выставили его 15-летнюю дочь на улицу босиком. Долгое время девочка простояла под дождем, пока шел обыск. В это время ей под кровать были подброшены публикации из Федерального списка экстремистских материалов.

Весной 2019 года в Еманжелинске (Челябинская область) после обыска правоохранители задержали родителей, оставив детей под присмотром знакомых. При схожих обстоятельствах в ноябре 2018 года в Невинномысске (Ставропольский край) силовики увезли на допрос родителей годовалого ребенка, оставив младенца с бабушкой.

В декабре 2018 года во время обыска в Нефтекумске (Ставропольский край) силовики раздели несовершеннолетнего до нижнего белья.

26 июня 2018 года в Шуе (Ивановская область) силовики доставили в отделение Следственного комитета и допросили 10-летнюю девочку. В присутствии школьного психолога ребенка принуждали раскрыть вероисповедание семьи, от стресса она расплакалась. На мать девочки правоохранители оказывали давление, угрожая возбудить дело о вовлечении несовершеннолетних в «совершение преступления» — чтение Библии, молитвы, встречи с единоверцами.

Во время спецоперации в Полярном (Мурманская область) в мае 2018 года бойцы спецназа выломали дверь в квартиру Романа Маркина. Угрожая оружием, они уложили его вместе с 16-летней дочерью лицом в пол. После обыска дочь Маркина увезли и допрашивали до 3 часов утра.

В августе 2017 года в Нефтекумске во время облавы на верующих силовики арестовали группу из 18 человек, среди них были дети. Полицейские довели их до слез, допрашивая в течение 3 часов по поводу отношения к религии. Допросы проводились несмотря на протесты родителей, без объяснения прав и обязанностей несовершеннолетних.

Вскоре после решения Верховного суда о запрете деятельности юридических лиц Свидетелей Иеговы в апреле 2017 года стало известно сразу о трех случаях давления на детей в школах в Башкортостане, Ростовской и Кировской областях. В Подмосковье директор школы пригрозила переводом на другую форму обучения родителям 8-летней девочки. Как выяснилось, девочка напевала песни Свидетелей Иеговы, а также разговаривала о Боге с одноклассницей.

Дети верующих сталкивались с притеснениями по религиозному признаку и до решения Верховного суда. В 2016 году в Санкт-Петербурге не менее 25 сотрудников правоохранительных органов сорвали богослужение одной из местных общин. Среди присутствовавших были и несовершеннолетние, которых силовики допросили.

Принято считать, что дети и пожилые требуют особой заботы со стороны общества и государства. Однако в России неверное толкование законодательства об экстремизме ставит под удар не только религиозные свободы этих категорий граждан, но также их физическое и эмоциональное здоровье.