Екатерина Элбакян: «Признавая экстремистским перевод, мы признаем экстремистским сам текст»

Запрет Библии

«Была сделана какая-то странная филологическая экспертиза, которая начиналась со слов о том, что это текст перевода Библии, а заканчивалась тем, что это не Библия. Апеллируя к тому, что там не написано, что она издана по благословению патриарха.

Существует огромное количество переводов Библии и, независимо от даже качества и числа этих переводов, все они являются переводами именно Библии. Как мы все знаем, ни один из этих сакральных текстов не написан на русском языке. Все они представлены в Российской Федерации верующим в том или ином переводе.

Что значит, что перевод может быть признан экстремистским? Экстремистским может быть признан сам текст, перевод же вторичен относительно текста. То есть, признавая экстремистским перевод, мы по существу признаем экстремистским сам текст. И тогда любой его перевод, на любой язык, будет тоже экстремистским.

Подобные процессы над священными книгами могут дестабилизировать религиозную ситуацию в стране. Естественно, такое обхождение со Священной книгой выглядит, конечно, довольно странным, и вряд ли оно может понравиться верующему любого религиозного направления.

Когда вышел запрет на Коран в переводе Кулиева, мы, года три, наверное, назад, рассуждали, помню, с коллегами на эту тему, и кто-то из них, может быть, даже я, сказали: ну что: следующей будет Библия? К сожалению, наше предвидение сбылось».

Екатерина Элбакян, доктор философских наук, религиовед, ответственный секретарь редакционной коллегии научно-теоретического журнала «Религиоведение».