Жан-Мари Деларю: «На деле это означает, что борьба идет не с экстремизмом, а с самой религией»

Попытка полного запрета Свидетелей Иеговы в России

«Свидетели Иеговы во Франции — такие же граждане, как и все. Нет причин считать иначе. Некоторые их верования характерны только для них. Но эти верования не идут вразрез с ценностями Французской Республики и не конфликтуют с учениями других религий, существующих во Франции. Я хотел бы подчеркнуть, что Франция всегда была поликонфессиональной страной, а сегодня так тем более. Мы светское государство, и зарубежным странам не всегда легко это понять. То есть мы исходим из того, что каждый свободен верить, во что хочет, и государство не вмешивается в религиозные вопросы. Поэтому мы можем мирно сосуществовать. Правительство не навязывает свою идеологию, а религии, в свою очередь, не доминируют друг над другом. Вот почему, я думаю и надеюсь, Свидетели Иеговы могут исповедовать свою веру приемлемым образом, не нарушая общественный порядок. Но до сих пор они ни разу не были замечены в таких нарушениях.

Я считаю, что демократическое общество должно четко определять, что означает нарушение общественного порядка, нанесение вреда общим интересам. Демократическая страна может порицать и осуждать кого-либо, оперируя ясными понятиями. Экстремизм — это неясное понятие. Каждый из нас всегда будет для кого-то „экстремистом“. Во Франции существует политическое разнообразие, и взгляды могут варьироваться от экстремально левых до экстремально правых. Означает ли это, что люди, придерживающиеся противоположных взглядов, являются экстремистами, нарушающими общественный порядок? Безусловно, нет. Общественный порядок нарушает тот, кто причиняет ущербу имуществу или людям, например, в общественных местах. Мы все знаем, как это выглядит. Но понятие „экстремизм“ не имеет для меня никакого смысла, если оно не включает в себя конкретных действий, которые могут быть квалифицированы как экстремизм. По этой причине, если Свидетелей Иеговы пытаются подвести под этот закон, то понятие „экстремизм“ в данном случае не применимо. 

Возможно, закон об экстремизме — это способ донести до религиозных групп, будь то Свидетели Иеговы или кто-то еще, что они должны подчиняться этому закону без выяснения понятий и каких-либо уточнений. В таком случае на деле это означает, что борьба идет не с экстремизмом, а с самой религией. Следовательно, нарушается принцип, лежащий в основе международных документов о защите прав человека — Международного пакта ООН о гражданских и политических правах и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Оба документа содержат статью, в которой четко определена свобода совести и вероисповедания. Согласно Международному пакту о гражданских и политических правах, свобода совести и вероисповедания безусловна. Европейская конвенция о защите прав человека говорит о том, что такая свобода может быть ограничена, если затрагивается общественный порядок. Российский судья должен учесть, что если факт нарушения общественного порядка не доказан, то Свидетелей Иеговы преследуют по совершенно другим причинам,— их преследуют как религию. В таком случае мы игнорируем фундаментальную свободу, провозглашенную в важнейших международных законах. Мне хотелось бы, чтобы вы убедили Верховный суд, который обязан принять решение по делу, тщательно взвесить два условия: с одной стороны, факт нарушения общественного порядка, и с другой стороны, свободу вероисповедания — фундаментальное право, которое не может быть отнято без серьезных последствий».

Жан-Мари Деларю (Jean-Marie Delarue), член Государственного совета Франции, бывший директор по гражданским свободам в Министерстве внутренних дел Франции.