Мерседес Мурильо Муньос: «Наше государство очень доверяет этой религиозной группе»

Попытка полного запрета Свидетелей Иеговы в России

«Прежде всего, должна сказать, что я не принадлежу к Свидетелем Иеговы, поэтому не знаю деталей их вероучения. Но по долгу службы у меня была возможность работать и познакомиться с некоторыми из их ответственных лиц в Испании. У нас сложились прекрасные отношения. Мое впечатление от Свидетелей — очень добрые люди, никогда не создающие трудностей при сотрудничестве.

Единственная „экстремистская деятельность“, которую я видела у Свидетелей Иеговы,— это их экстремальная доброта и вежливость. В Испании их законный статус был утвержден много лет назад, они признаны хорошо известной религией. Это наделило их большими юридическими полномочиями. Скажем, сейчас они вправе регистрировать браки. Иными словами, государство очень доверяет этой религиозной группе. И, конечно же, насколько я знаю, в нашей стране никогда не было поводов для судебных процессов, жалоб или обвинений этой группы по причине какой-либо ее деятельности, могущей рассматриваться как экстремистская или незаконная.

[Россия должна учесть] нормы международного законодательства, а также постановления судов, прежде всего Европейского суда по правам человека по делам о свободе вероисповедания, в том числе Свидетелей Иеговы, особенно в России. Например, постановления по делу Кузнецова в 2007 году и Крупко в 2014 году, а также по делу 2010 года о незаконном отказе московским Свидетелям Иеговы в праве иметь зарегистрированную общину. В своем решении Европейский суд особо подчеркнул, как минимум, два принципа, которые должны служить ориентиром при вынесении решений по подобным делам, накладывающим запрет на религиозную деятельность.

Прежде всего, государство должно быть нейтральным и беспристрастным по отношению к религиозным убеждениям. И во-вторых, что особенно важно, гражданам как группе, исповедующим свою веру совместно с другими, должно быть гарантировано, что государство не будет незаконно и произвольно вторгаться в их деятельность. Другими словами, право на отделение государства от религии, то есть от взглядов или их выражения. Это подразумевает автономию для религиозных объединений, свободу от вмешательства со стороны государства во внутреннюю организацию и деятельность.

Думаю, что реакция должна быть такой, какую мы уже наблюдаем на некоторых форумах. Вышло заявление Международной Хельсинкской группы — организации, связанной с ОБСЕ,— в котором применение антиэкстремистского законодательства (а оно не предназначалось для применения к религиозным организациям как к таковым) рассматривается как произвольное. Опасности, с которыми сопряжено слишком широкое применение данного закона, могут привести к тому, что его будут применять к любому вероучению, которое по каким-либо причинам сочтут экстремистским. Фактически, в 2010 году, когда Европейский суд по правам человека выразил свое мнение по делу о московской общине Свидетелей Иеговы, он уже счел произвольными и безосновательными доводы, приведшие к запрету этой организации. И теперь они снова намереваются выйти за рамки закона, использовать закон не по назначению. Поэтому международные организации и демократические государства должны отреагировать, чтобы защитить право на свободу вероисповедания всех граждан, в данном случае — граждан России».

Мерседес Мурильо Муньос (Mercedes Murillo Muñoz), преподаватель церковного права в Университете короля Хуана Карлоса (Испания).