Эта страница переведена с помощью машинного перевода. Машинный перевод этой страницы отключен.

Последнее слово подсудимой Елены Рейно-Чернышовой в Биробиджане

Еврейская АО

«Я люблю Бога и людей и никогда не стану делать ничего преступного. Моя совесть чиста перед Богом и людьми, и мне не стыдно за свои убеждения, которые побуждают вести добропорядочный образ жизни»,— Елена Рейно-Чернышова объяснила суду, что в ее действиях нет и не может быть экстремизма.

Стенограмма судебного заседания в Биробиджанском районном суде ЕАО г. Биробиджана от 17.02.2021 по делу 1-20/2021 (1-174/2020) по обвинению Рейно-Чернышовой Елены Аллановны в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 282.2 УК РФ.

Рейно-Чернышова Елена Аллановна: В начале своего последнего слова я хотела бы поблагодарить всех присутствующих, всех тех, кто был на этом процессе и в той или иной мере принимал участие! Ваша честь, спасибо Вам, что внимательно выслушивали меня, а на заседаниях была спокойная атмосфера, делали перерывы на проветривание и санобработку кабинета, интересовались моим самочувствием. Спасибо секретарю, что всегда была внимательна! Спасибо!

В судебном процессе приводимые мной доказательства и доводы говорят о том, что возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием в моих действиях состава преступления, и что Верховный суд не запретил веру Свидетелей Иеговы, что религия Свидетелей Иеговы не является экстремистской. И в этом решении говорилось, что применение подобной исключительной меры не будет являться произвольным вмешательством и недопустимым ограничением права граждан на объединение, на свободу вероисповедания. Но что в результате происходит? А как раз и происходит произвольное вмешательство и ограничение моих конституционных прав. А Конституция РФ мне позволяет как лично, так и совместно с другими исповедовать свою религию. Особенно хочу выделить, что я могу совместно с другими исповедовать свою веру.

Следствие провело большую работу и составило целых 25 томов, включив туда все вещественные доказательства из всех обысков, которые проходили в Биробиджане, и экспертизы к ним, и которые ко мне не имеют никакого отношения. Включили схему взаимодействия абонентских номеров, и тем самым пытались установить, что я была знакома со всеми, на кого завели уголовные дела. А если знакома — значит виновата. Из …

Загрузить полный текст