Выступление в прениях Денниса Кристенсена

Орел

Выступление Денниса Кристенсена в прениях 30 января 2019 года.

Стенограмма судебного заседания от 30.01.2019 года
по делу № 1-37/2018 по обвинению Кристенсена Д. О. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ

Судья Руднев А.Н.: Подсудимый, вы в прениях желаете выступать?

Подсудимый Кристенсен Д.О. (переводит переводчик Усков А.И.) Да, Ваша честь, хочу выступить.

Ваша честь, я все время в этом деле чувствую, что меня уже заранее осудили. Я никогда не понимал и не понимаю сейчас, почему я должен сидеть в тюрьме во время расследования и во время этого суда. Я считаю, что это злоупотребление властью и очень несправедливо.

Во время многочисленных продлений моего ареста в СИЗО, я слышал постоянно одно и тоже снова и снова. Очень старались рассказать мне о моих правах, а позже говорили, что я являюсь гражданином Дании и что обвинение против меня очень серьезно, я могу убежать и поэтому я должен сидеть в тюрьме.

Но все это означает, что ничего от меня не зависит. Да, я родился гражданином Дании и в этом не хочу ничего менять. И то обвинение, которое выдвинуто против меня очень серьезное, но я его сам не выбирал.

Не были приведены никакие доказательства того, что я хотел бы убежать от расследования или от этого суда. А мое поведение показывало, что мне можно доверять. Но все равно меня оставили в тюрьме. Я считаю, что единственной причиной этому является то, что я исповедую религию Свидетелей Иеговы и что власти используют мое дело, чтобы напугать остальных Свидетелей Иеговы в городе Орле и в других городах России и принудить их к отказу от их веры.

Все это, по-моему, показывает, что меня уже осудили или определили всё заранее. Я все время думал во время этих судебных заседаний: «Зачем мне нужно знать о своих правах, если я все равно уже заранее осужден»?

Уже в начале расследования ФСБ обратили мое внимание на то, что у меня нет будущего здесь в России. Один сотрудник ФСБ, Поляков Михаил Сергеевич, сказал мне: «Может быть, они любят тебя в Дании, но здесь в России у тебя нет будущего, вообще никакого будущего». Поляков также говорил, что очень печально, что я не сотрудничал со следователем, то есть, что я не признал свою вину, не упал на колени, не плакал и не просил о милосердии: в ФСБ наверное привыкли к тому, что люди так делают. Если бы я сотрудничал со следователем, тогда бы мне дали только 3,5 года тюрьмы. Но так как я не захотел признать свою вину, тогда следователь напишет самое ужасное обо мне в обвинительном заключении и я получу максимальное наказание.

После этого он воспроизвел на своем телефоне видео из интернета, где один журналист говорил много ложных и плохих слов обо мне и о моей вере и о том обыске, который произвела ФСБ. Этот видеорепортаж, наверное, был заказной работой ФСБ, так как он содержал сцены обыска, материал, который мог быть только у ФСБ.

Так как статья 49 Конституции Российской Федерации ясно говорит о том, что человек считается невиновным, пока его виновность не будет доказана, то, я считаю, такое поведение со стороны ФСБ — это яркое выражение психологического террора, который они, наверное, часто используют.

Поэтому да, Ваша честь, я всё время чувствую, что меня заранее уже осудили и что ничего от меня уже не зависит.

Во время этого суда я много раз слышал об экстремизме, но если честно, мне очень сложно увидеть и понять, как это всё связано со мной или с другими мирными Свидетелями Иеговы.

Может быть,  некоторые люди не понимают Свидетелей Иеговы и то, что они рассказывают другим из Библии. Может быть, кто-то чувствует, что это отличается от того, что они привыкли слышать о Боге. Но это же не экстремизм — рассказывать другим о том, что написано в Слове Бога, и помогать им понимать то, что написано в этой книге. Наоборот, это выражение любви и заботы о ближних.

Загрузить полный текст