Эта страница переведена с помощью машинного перевода. Машинный перевод этой страницы отключен.

Последнее слово подсудимого Евгения Коротуна в Северске

Томская область

В своем обращении к суду верующий подчеркнул, что обвинения против него так и не были доказаны, и что его судят лишь за убеждения. Также он напомнил суду историю преследований Свидетелей Иеговы в СССР и тот факт, что позже все эти верующие были реабилитированы.

Стенограмма судебного заседания в Северском городском суде Томской области от 19.01.2022 г. по делу 1-183/2021 по обвинению Коротуна Евгения Николаевича в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ.

Коротун Евгений Николаевич: Я считаю, что меня обвиняют в преступлении, которого я не совершал. Я занимался обычной для христиан деятельностью, право на которую гарантировано 28-й статьей Конституции РФ, а именно: «исповедовать любую религию индивидуально или совместно с другими людьми», а также «свободно выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Практически 100% материалов дела посвящены тому, чтобы доказать мою якобы организационную и руководящую роль. Но организация и руководство сами по себе не являются преступлением. Сторона обвинения упустила ключевую мысль обвинения, указанную в статье 282.2 Уголовного кодекса. Стенограмма христианских встреч, собеседований и служения, выводы экспертов-лингвистов и показания свидетелей обвинения непосредственно в судебном заседании ясно доказывают, что экстремизма в моих действиях не было.

Экстремизм в моих действиях существует только со слов следователя, который намеренно исказил показания свидетелей, игнорировал выводы экспертов, сделал совершенно фантастические и нелепые выводы после прослушивания стенограмм, изучения документов и исследования вещественных доказательств. Более подробно я озвучил эти мысли в прениях. Но, на мой взгляд, искажение показаний свидетелей — уголовно наказуемое действие.

Я почти 16 месяцев нахожусь в одиночной камере СИЗО за недоказанную попытку оказать давление на свидетеля с целью изменить показания. Доказательства того, что следователь сам изменил показания свидетелей, в документах дела есть. Но он на свободе. Почему у нас доверяют Следственному комитету (СК), прокуратуре, ФСБ и не верят тем людям, которые подвергаются уголовному преследованию? Ведь следователи, прокуроры, полицейские и сотрудники спецслужб — такие же люди, как …

Загрузить полный текст