Эта страница переведена с помощью машинного перевода. Машинный перевод этой страницы отключен.

Последнее слово подсудимой Анастасии Гузевой в Биробиджане

Еврейская АО

В своем обращении к суду Анастасия Гузева подчеркнула: «Хотя мне предъявлено серьезное обвинение, нет пострадавших от моих действий, нет прямого умысла, нет общественно опасных деяний, нет унижения достоинства человека, нет фактов того, что какие-либо мои действия причинили вред, ущерб, страдания окружающим».

Стенограмма судебного заседания в Биробиджанском районном суде ЕАО от 18.08.2021 по делу 1-44/2021 (1-462/2020) по обвинению Гузевой Анастасии Владимировны в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 282.2 УК РФ.

Гузева Анастасия Владимировна:

Уважаемый суд!

Прежде всего хочу сказать, что я никогда не думала, что предстану перед судом как обвиняемая в уголовном преступлении. Тем не менее я здесь. Поначалу, когда на меня только завели уголовное дело, я испытала серьезный шок от столь кардинального поворота в жизни, но, изучив свое многотомное дело и вещественные доказательства, я испытала огромную радость. Почему? Потому что в деле нет ни одного факта, подтверждающего, что я совершила преступление. В обвинительном заключении на странице 260 указаны следующие данные по расследованию моего уголовного дела:

  • Обстоятельства, отягчающие наказание: по уголовному делу не установлено.

  • Данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением: по уголовному делу не имеется.

  • Данные о гражданском истце: по уголовному делу не имеется.

  • Данные о гражданском ответчике: по уголовному делу не имеется.

Хотя мне предъявлено серьезное обвинение, нет пострадавших от моих действий, как это, наверное, обычно бывает в уголовных делах. Нет прямого умысла, нет активных действий, нет общественно опасных деяний, нет унижения достоинства человека, нет объективных и субъективных сторон преступления, нет фактов того, что какие-либо мои действия причинили вред, ущерб, страдания окружающим. Нет ничего, о чем я могла бы сказать: «Ой, как стыдно». Поэтому я не прятала глаза от стыда и всегда на судебные заседания приходила и уходила с чистой совестью. Тем не менее сторона обвинения представила меня вам, Ваша честь, как очень опасного преступника, которого нужно изолировать от общества на целых 4 года!

Я пыталась понять, но так и не поняла, за что мне такое наказание.

В качестве «улик» были предъявлены видеофайлы, на которых запечатлено изучение Библии и …

Загрузить полный текст