Эта страница переведена с помощью машинного перевода. Машинный перевод этой страницы отключен.

Последнее слово подсудимого Николая Алиева в Комсомольске-на-Амуре

Хабаровский край

Обращаясь к суду, Николай Алиев отмечает: «Мне, человеку без юридического образования, приходится объяснять и доказывать суду очевидное, что юридическое и физическое лицо — не одно и тоже! А также, что чтение Библии и разговоры о ней с другими людьми не являются экстремистскими действиями».

Стенограмма судебного заседания в Центральном районном суде г. Комсомольска-на-Амуре от 04.06.2021 по делу 1-86/2021 (1-905/2020) по обвинению Николая Алиева в совершении преступления, предусмотренного ч. 1.1 ст. 282.2 и ч. 2 ст. 282.2 УК РФ.

Николай Алиев: В самом начале хочу поблагодарить всех, кто оказывал мне поддержку и был рядом со мной в это непростое для меня время. Особенно это касается моей жены и друзей.

Обращаясь с последним словом к суду, хотелось бы вспомнить, что в математике есть такое понятие, как аксиома. Это утверждение, которое настолько очевидно, что принимается без доказательств. Для моих родных, друзей и даже сотрудников по работе, которые не разделяют моих взглядов и убеждений, для всех, кто со мной знаком и хоть немного общался, совершенно очевидно, что я никакой не экстремист. И это для них аксиома.

Даже после того, как работники прокуратуры любезно прислали письмо моему начальству на работе, предупреждающее о том, что у них работает экстремист в моем лице, меня не уволили, отношение ко мне со стороны начальства и коллег по работе не изменилось. Потому что то, что я не экстремист, видно невооруженным взглядом. Для окружающих, которые наблюдают за моим поведением и видят мои дела, это аксиома, не требующая доказательств.

К сожалению, в этом суде мне приходится доказывать очевидное. Например, мне, человеку без юридического образования, приходится объяснять и доказывать суду очевидное, что юридическое и физическое лицо — не одно и тоже! А также, что чтение Библии и разговоры о ней с другими людьми не являются экстремистскими действиями.

Поскольку статья, по которой меня судят, абсолютно не сопоставима по степени своей тяжести с теми действиями, которые мне вменяют в вину, как якобы экстремистские, то для меня, как для здравомыслящего человека, совершенно очевидно, что меня судят и преследует только за мои убеждения, мою веру. Так во что же я такое верю, что меня за это преследуют?

В детстве в возрасте примерно 12 лет я стал задумываться о …

Загрузить полный текст