Эта страница переведена с помощью машинного перевода. Машинный перевод этой страницы отключен.
Дело Соколова и др. в Воронеже

Хронология дела

  • 3 июля 2020 г.
    #

    1-й отдел по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета РФ по Воронежской области возбуждает 2 уголовных дела по части 1 статьи 282.2 УК РФ против 10 верующих: Антюхина Алексея (44 года), Баева Сергея (47 лет), Веселова Михаила (51 год), Галки Юрия (44 года), Гурского Валерия (56 лет), Неруша Виталия (41 год), Панкратова Степана (24 года), Попова Игоря (54 года), Соколова Евгения (44 года) и Ягупова Анатолия (51 год).

    По версии следствия, с июня 2018 года по февраль 2020 года подозреваемые и иные неустановленные лица являются активными членами местной религиозной организации Свидетели Иеговы «Центральная, Воронеж». Утверждается, что они предприняли действия организационного характера, направленные на продолжение деятельности запрещенной религиозной организации на территории города Воронежа и Воронежской области.

    Дело расследует следователь по особо важным делам Илья Бичёв и другие, при деятельном участии руководителя отдела Андрея Шевелева. Расследование дела находится на контроле руководителя регионального следственного управления.

  • 13 июля 2020 г.
    #

    Проводится самая масштабная спецоперация в отношении Свидетелей Иеговы: проходят обыски более чем по 100 адресам, включая квартиры верующих, рабочие места, гаражи и т. п. Облавы в городах Воронеж, Борисоглебск, Лиски, Нововоронеж, Павловск, Рамонь, Семилуки, поселках Никольском и Бабяково. В операции участвуют следователи Следственного комитета совместно с сотрудниками ГУ МВД России по Воронежской области, при силовой поддержке сотрудников Росгвардии.

    Некоторые верующие сообщают об избиениях. Александр Боков и Дмитрий Катыров подвергаются жестоким побоям и издевательствам, поскольку отказываются сообщить пароли от своих мобильных устройств. Бокову правоохранители наносят несколько ударов по лицу, голове и ребрам, после чего заставляют отжиматься от пола и приседать до изнеможения. Катырова правоохранители заводят в квартиру Бокова, требуют пароль от его устройства, а после отказа валят на пол и бьют ногами по спине и шее, выламывают руки и пальцы, чтобы разблокировать телефон отпечатком его пальца. Из-за происходящего супруге Бокова требуется помощь бригады скорой помощи. (После допроса оба верующих отпущены, они фиксируют полученные травмы, чтобы опротестовать действия правоохранителей.)

    29-летнего Александра Короля увозят на допрос. После отказа оговорить себя и выдать единоверцев один из дознавателей применяет к нему пытки: Александру надевают на голову полиэтиленовый пакет и затягивают его на шее, перекрывая доступ воздуха. Пытка повторяется неоднократно. При этом Александра несколько раз бьют в лицо и угрожают для истязаний применить иглы.

    Во время штурма квартиры Юрия Галки, после взлома его входной двери, правоохранители сбивают его с ног и прижимают лицом к полу.

    В квартиру, где проживает Алексей Штыленко с женой и больной матерью, врываются вооруженные силовики — следователь в сопровождении 2 оперативников и 2 омоновцев. Супругам приказывают лечь лицом в пол. Верующего волокут по коридору и бьют ногой. Правоохранители требуют назвать пароли от телефонов. У них отбирают паспорта, им некоторое время не разрешают встать, одеться, посетить туалет. Спустя 4 часа Алексея выводят во двор, чтобы обыскать его автомобиль, не имея соответствующего постановления и в отсутствие понятых.

    Большинство верующих, не менее 40, включая женщин, свозят на допросы в Центр по противодействию экстремизму, к Средне-Московской улице в Воронеже. Там их держат в актовом зале под присмотром вооруженных автоматчиков и по очереди допрашивают. Во время допросов на некоторых оказывают давление, используют нецензурную брань. По меньшей мере одного верующего бьют ладонью по затылку.

    Верующих Антюхина, Баева, Веселова, Галку, Гурского, Неруша, Панкратова, Попова, Соколова и Ягупова доставляют к зданию Следственного комитета РФ на улицу Орджоникидзе в Воронеже. Они сидят в автозаке, и их поочередно водят в здание, пристегнув наручниками к конвоиру. На ночь их отправляют в изолятор в селе Нижнедевицке.

  • 14 — 15 июля 2020 г.
    #

    Ленинский районный суд Воронежа отправляет под стражу на 1 месяц и 22 дня (до 3 сентября 2020 года) десятерых верующих. Сергея Баева, Юрия Галку, Степана Панкратова, Игоря Попова и Анатолия Ягупова помещают в СИЗО №3 на улице Антокольского в Воронеже. Алексея Антюхина, Михаила Веселова, Валерия Гурского, Виталия Неруша, Евгения Соколова — в СИЗО №1 на улице Желябова.

  • 23 июля 2020 г.
    #

    Представительство Великобритании при ОБСЕ делает официальное заявление, в котором, среди прочего, говорится: «С глубоким сожалением мы узнали, что 13 июля российские власти одновременно обыскали 110 домов Свидетелей Иеговы в городах Воронеж и Старый Оскол. Были задержаны 13 Свидетелей Иеговы, а два человека, как сообщается, были избиты во время обыска дома. […] Вот уже три года делегация Российской Федерации заверяет ОБСЕ в том, что отдельные Свидетели Иеговы могут исповедовать свою религию у себя дома, так как на молитву в России не требуется разрешения. Однако мы не раз становились свидетелями того, что в случае со Свидетелями Иеговы любое проявление их веры может привести к обыску их домов, длительному задержанию, уголовному преследованию и тюремному заключению».

    Анатолий Ягупов, Юрий Галка и Игорь Попов переводятся в ФКУ «СИЗО № 1 УФСИН по Воронежской области» на ул. Желябова, 56, Воронеж.

  • 29 — 30 июля 2020 г.
    #

    Во время посещения задержанных в СИЗО №1 адвокаты узнают, что еще двое верующих — Юрий Галка и Анатолий Ягупов — подверглись пыткам и побоям. Во время допросов им надевали пакет на голову, требуя самооговора. Юрия Галку при этом силовики избивали так, что сломали ребро.

  • 4 августа 2020 г.
    #

    Ленинский районный суд Воронежа изменяет меру пресечения Сергею Баеву на домашний арест.

  • 10 августа 2020 г.
    #

    Воронежский суд постановляет отпустить Анатолия Ягупова из СИЗО под домашний арест.