Дело Шалева и др. в Смоленске

  • 18 декабря 2016 г.
    #

    Около 15 вооруженных сотрудников ОМОН, следователей и полицейских вошли в здание для богослужений Свидетелей Иеговы по ул. Пушкина в г. Смоленске, когда там проходило богослужение с участием около 60 верующих. Правоохранители целенаправленно идут в туалет и делают вид, будто обнаружили брошюру, внесенную в список экстремистских материалов. (К тому времени уже накопились доказательства того, что правоохранители и сотрудничающие с ними лица систематически подбрасывают верующим запрещенные предметы.)

  • 7 октября 2018 г.
    #

    Становится известно о возбуждении первого в области уголовного дела за веру. ФСБ совместно с ЦПЭ и СОБРом проводит обыски в домах верующих. За решетку суд отправляет Наталию Сорокину и Марию Трошину.

  • 25 апреля 2019 г.
    #

    В домах верующих в Смоленске проходят обыски, а их самих силовики доставляют на допрос в Следственный отдел ФСБ, откуда они так и не выходят. Становится известно, что возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ. Дело расследует СО УФСБ России по Смоленской области.

  • 26 апреля 2019 г.
    #

    Ленинский районный суд Смоленска отправляет за решетку троих местных верующих — 36-летнего Руслана Королёва, 41-летнего Валерия Шалева и 60-летнего Виктора Малкова.

  • 29 апреля 2019 г.
    #

    В Дагомысе (Краснодарский край) задержан и доставлен в Смоленск 30-летний смолянин Евгений Дешко, четвертый подозреваемый по данному уголовному делу.

  • 1 мая 2019 г.
    #

    Суд в Смоленске отправляет в тюрьму на 2 месяца Евгения Дешко, которого подозревают в исповедании религии Свидетелей Иеговы.

  • 14 августа 2019 г.
    #

    Руслан Королёв был отпущен из СИЗО, где провел почти четыре месяца. Теперь верующий будет находиться под домашним арестом, однако еще трое мужчин и две женщины по-прежнему остаются в заключении в смоленском СИЗО.

  • 20 ноября 2019 г.
    #

    Суд меняет Дешко меру пресечения с заключения под стражу на домашний арест до 25 декабря 2019 года.

  • 21 ноября 2019 г.
    #

    Следователь Безруков обманом вывозит 81-летнюю Александру Ульянову из санатория в пригороде Смоленска, в течение 6 часов допрашивает ее в ФСБ. Женщине он говорит, что «хочет разобраться» и убедиться, что ее друзья и знакомые ни в чем не повинны. После допроса он отвозит ее домой и вскоре является, чтобы провести обыск в ее доме.

  • 22 ноября 2019 г.
    #

    После 207 дней в СИЗО переведен под домашний арест Евгений Дешко. Из фигурантов этого дела в СИЗО остаются Валерий Шалев и Виктор Малков. В этот же день силовики проводят обыск в доме местной жительницы Ирины Марусовой. Женщина вызвана на допрос.

  • 18 декабря 2019 г.
    #

    Ленинский райсуд Смоленска продлевает Королёву меру пресечения в виде домашнего ареста до 25 марта 2020 года.

  • 20 декабря 2019 г.
    #

    Денис Никишов, судья Ленинского райсуда Смоленска, освобождает из-под стражи в зале суда Виктора Малкова. Он переведен под домашний арест.

  • 21 декабря 2019 г.
    #

    Выносится решение освободить из СИЗО Валерия Шалева. Проведя за решеткой 240 дней, он будет томиться под домашним арестом.

  • 30 декабря 2019 г.
    #

    Смоленский областной суд в апелляционном порядке сокращает срок содержания Шалева под домашним арестом до 23 марта 2020.

  • 17 марта 2020 г.
    #

    Следователь УФСБ по Смоленской области Безруков Г. П. постановляет смягчить меру пресечения четверым верующим (Евгению Дешко, Руслану Королёву, Виктору Малкову и Валерию Шалеву) и заменяет домашний арест подпиской о невыезде.

    Он аргументирует постановление тем, что верующие имеют положительные характеристики с мест работы, учебы и проживания, а также в ходе дополнительных допросов не препятствовали расследованию дела. Ввиду этого он делает вывод, что у органов предварительного следствия нет оснований полагать, что обвиняемые могут воспрепятствовать дальнейшему расследованию дела или скрыться от следствия.

    Однако следователь Безруков Г. П. также упоминает, что верующие по-прежнему являются обвиняемыми в совершении тяжкого преступления. Другими словами, смягчение меры пресечения не означает снятия с них обвинения.